вторник, 13 июля 2010 г.

Исправительно-воспитательное. Яства


ЗАПЕКАНКА! Примерно 3 дня в неделю, на полдник была именно она. Секреты её приготовления видимо так и останутся тайной шеф–повара детского садика. Но эта штука работала безотказно. Именно эта запеканка, уже позже, позволила понять мне принцип работы ядерного оружия, а именно цепной реакции при взрыве.

Мы усаживались за наши маленькие столики. Из–за стеклянных дверей выходила нянечка с подносом и вся группа переставала дышать. Тот самый запах преследует меня и поныне. Тарелочки с неравномерно запеченным творогом плавающем в бледноватом водянистом бульоне ставились перед каждым. Слабые из нашей группы начинали зеленеть уже на этом этапе. Никто не решался занести гнутую алюминиевую ложечку над субстанцией. Но воспитательница неизменно отдавала команду "А ну-ка всем кушать!". И первые, кто боялся воспитательницу больше всех, отделяли кусочек ложкой, неумело держа ее всем кулачком, и клали в рот. Я начинал чуть позже. К этому времени уже двое–трое моих коллег по несчастью успевали съесть половину. И отсчет шел на секунды. 

Пороховой заряд сработал, куски оружейного плутония сошлись, первый электрон выбит с орбиты.

Первым электроном почти всегда был Илюшенька, болезненного вида мальчик. Он всегда как–то совсем нездорово зеленел, поворачивался в проход и его рвало — громко, красиво, фонтанирующе! "БУУЭЭЭЭ!" раздавалось на всю чавкующую столовую детского сада. Те, кому не везло сидеть рядом с ним в этот день, увидев и учуяв разноцветную мозаику на полу, тут же сами отворачивались, если успевали — и "БУЭЭЭ! БУЭЭЭ!". Цепная реакция шла полным ходом! Иногда мне удавалось удержать запеканку! Иногда нет! Но я, как и все, чувствовал эту обреченность. Те, кого еще не вырвало, плакали, продолжая есть! Они каждый раз боялись той же участи. Боялся и я. Боялся, но ел, заливаясь соплями и слезами. Ел под строгим взглядом воспитательницы. 

Чаще мне все же удавалось справиться. Подводил только маленький Олежик из неблагополучной семьи. Его тоже иногда тошнило прямо в тарелку, но он не плакал, а подбирал ложкой, то что выпало и … блядь, я был крепким ребенком, упорным. Но это было выше моих сил. Спусковой механизм срывало!

Няня каждый раз дежурила с тряпкой. И каждый раз тряпке находилось применение. Я до сих пор задаюсь этим вопросом! Зачем?! Они же видели. Они же каждый ебанный раз знали, чем это закончится! Почему через день, на полдник у нас была ЗАПЕКАНКА???!!!


Простите, наболело...


p.s. Кстати был ещё молочный вермишелевый суп с пенкой. Bon appetit!

1 комментарий:

  1. Гы! =) А у нас в адике запеканки были отменные. А вот молочный супчик... БУУЭЭЭЭ!

    ОтветитьУдалить