вторник, 13 апреля 2010 г.

Дитя человеческое

Если всех людей достигших 65 лет за всю известную историю человечества принять за 100%, то 50% из них окажутся живы на текущий момент.

Во многом, кстати, благодаря Японии, которая скоро может стать первой страной, более 50% населения которой составят люди старше 50 лет.

Впечатляюще? (english)



Похоже человеческая психология работает так, что чем выше уровень жизни - тем меньше уровень рождаемости. Многие фантасты на этом фоне высказывались на тему искуственного оплодотворения и вынашивания детей в искуственных коконах-матках, что в наше время уже недалеко от реальности.
Выбор невелик: либо начать рожать, либо искусственное выращивание. И то, как работает свободный рынок указывает, что рано или поздно ситуация станет такой, что рожать станет выгоднее, чем не рожать - тогда и произойдет этот выбор. Ну, или все вымрут, что маловероятно.




Я не могу даже примерно предсказать результат, но оба пути однозначно приведут к полному психологическому перестроению всего современного про-западного общества. И учитывая все факторы, это случится еще при жизни нашего поколения - через 30-40 лет.

Но если предсказать выбор я не могу, то не надо быть семи пядей, чтобы точно предсказать одно: в следующие 20 (минимум) лет весь "развитый" мир будет активно стареть. Общество, 50% которого будут составлять люди старше 50 лет - это совсем не то же самое общество, которое мы наблюдаем сейчас. Более взвешенные, но и более консервативные люди, потребности которых, будут превышать чистый продукт, который они могут создать без автоматизации. То есть, если Япония может себе позволить так постареть, то Россия или Украина, при нынешнем уровне внедрения автоматизации производства - нет.


На этом фоне хочу вспомнить пост от широко известного в узких кругах bormor-a (много букв, но оно того стоит):


Снилось мне это дней пять назад, и наверное, надо было записать сразу, да вот как-то не получилось.

Не важно, что там происходило, во сне, и с кем оно происходило. Пусть это и основная сюжетная линия, она нас сейчас не интересует. Я хотел рассказать, на каком фоне развивалось действие сна.

Ближайшее будущее. Постапокалиптическое... нет, не так. Никакого Апокалипсиса не было. Ни войн, ни природных катастроф. Ни даже какой-никакой эпидемии. Был самый обычный продукт питания, не помню точно, то ли майонез, то ли кока-кола, в общем, что-то привычное и повсеместно употребимое. И конечно, со всякими консервантами, пищевыми красителями, антиоксидантами, вкусовыми добавками и прочей хренотенью, всегда входящей в состав таких продуктов. Совершенно безобидные добавки, между прочим. Проверены на животных. Употребляются многие годы. Их ели ещё наши бабушки и дедушки. И наши родители. И мы сами ели, и деток кормили.

И отрава потихоньку накапливалась. Знаю, что звучит антинаучно, но не будем забывать, что это сон, во сне и не такое бывает. В организме происходили изменения, пока что обратимые, едва заметные, неопасные, но они передавались из поколения в поколение, пока наконец не был достигнут критический порог.
Нет, никто не умер. И не превратился в чешуйчатого мутанта. Просто снизилась рождаемость, вот и всё. Вероятность зачатия ребёнка стала составлять 1.4% от нынешнего. В семьдесят раз, ага.

Там, во сне, никто не заострял на этом внимание, всё само собой разумелось, речь ведь идёт о фоне действия. А жаль, надо было присмотреться получше.

Очень интересное получилось общество. Общество, в котором древние лозунги о том, что жизнь каждого человека - бесценна, что всё лучшее - детям, что дети - наше будущее, впервые стали реальностью. Каждый ребёнок был не просто сокровищем - национальным достоянием! Помню, как восторженно вещало новогоднее радио: "В истекшем году в Израиле родилось четырнадцать новых граждан! На два больше, чем в позапрошлом году! И на четыре больше, чем в Арабских Эмиратах!"

Всего за три-четыре поколения лет численность человечества уменьшилась в десятки раз. И выглядело оно теперь странно. Старики, старики, кругом одни старики - между прочим, мы с вами, и наши дети, тоже преклонного возраста. Миллионы стариков. И несколько тысяч молодых людей. Тоже обречённых на бесплодие. Пройдёт ещё не менее трёх поколений, прежде чем зараза окончательно выветрится из человечества, вот только что останется от него к тому времени?

Люди стянулись в несколько городов. Уровень жизни у оставшихся в живых достиг небывалого уровня: все блага, рассчитанные на миллиарды потребителей, достались им, жалким миллионам. Детей носили на руках, берегли как зеницу ока. Образование давалось каждому - самое лучшее, самое полное образование; они должны были пронести с собой всю сумму знаний, накопленную человечеством. Институт брака распался и переродился в институт семьи. Стоило какой-нибудь женщине забеременеть - и она тут же (и только в этом случае!) выходила замуж - и вовсе не обязательно за биологического отца будущего ребёнка. А за того, кто обеспечит ребёнку наилучший уход и максимальную заботу.

Никто ни на кого не кричал и не замахивался, проблемы каждого стали общей заботой. Люди наконец-то начали ценить друг друга - не за что-то особенное, а лишь потому, что они - люди. Редкий исчезающий вид. Товарищи по несчастью. Все: чёрные и белые, жёлтые и голубые, семиты и арийцы, католики и атеисты. Каждый ценен. Нет, бесценен.

После апокалипсиса. Во сне.

Комментариев нет:

Отправить комментарий